Интернет: новые возможности и перспективы – людям!

Всероссийский Фестиваль интернет-проектов

«Новая Реальность»
 
 
 
 
 
 
 

График проведения Фестиваля

25 ноября 2008
Москва
Церемония вручения Премии Рунета 2008
23 декабря 2008
Москва
Итоги 2008 года
1-4 апреля 2009
Москва
Российский интернет-форум

Он симулирует счастье. Интервью знаменитого дизайнера Карима Рашида

В понедельник в Москву прилетел Карим Рашид, египтянин, ди-джей, автор книг, один из топ-мировых дизайнеров и лауреат десятков престижных премий.

«Дизайнер» - это всего лишь ярлык, его интересы гораздо шире. Карим Рашид придумывает мебель для cамых крупных мебельных компаний (Alivar, Edra, Frighetto, Pure Design, Zerodisegno, Kartell, Liv`it), посуду для Mglass, Nambe, Mikasa, Covo, светильники для Foscarini, Penta, Artemide, а также: бутылки для жидкого мыла и косметику, коллекции одежды, драгоценности, часы, чайники, ковры, игрушки. Он оформляет рестораны в Нью-Йорке и Токио, гостиницы в Лондоне, Афинах и Лос-Анджелесе, интерьеры магазинов и студии известнейших телеканалов. Его мастерская находится в Нью-Йорке, но сам он колесит по всему миру - с лекциями, презентациями и мастер-классами. Автралия, Великобритания, Египет, Майями. Москва.

27 сентября Карим Рашид проводил мастер-класс «Global shaping» в Международной школе дизайна. В течение двух часов он непринужденно комментировал слайды со своими проектами и параллельно говорил о современности и об искусстве. Его речь переполнена такими занимательными словами, как «инфостетика», «флатландия» (по одноименной книжке Э.Эббота), он прекрасно разбирается в последних новинках фирмы Apple и носит «черепашьи» темные очки и совершенно белый костюм.

Ноу-хау Рашида - сочетание современных технологий с абсолютной творческой свободой. Рашид - художник, который ничего не боится, никуда не оглядывается, разве что... на человека. Его вещи всегда функциональны и предельно удобны, они творят вселенную, в которой всегда уютно и хорошо.

Упаковка. Коллекция 212

И потому его не устраивают громоздкие и неудобные кресла в боинге. «Я не устаю после 10 часов, проведенных на компактном пластиковом кресле в моем офисе, и устаю после часа в самолете, почему?». Кредитная карта, которую можно провести только одной стороной, тоже не годится - Рашид придумал карту с двумя полосами, так что можно не задумываться о том, как ее поворачивать. Впрочем, и сама кредитка, по его мнению, совсем ни к чему. «Для чего она нужна? Я хочу, чтобы моими деньгами были отпечатки моих пальцев, так же, как и моим паспортом, страховкой и ваучером в отель. Это означает, что мне больше не понадобятся карманы».

Карим родился в 60-е: десятилетие полета на Луну, хиппи, рождения поп-арта, а главное - настоящего идеализма. «Я думаю, это было удивительное время. И мне кажется – это моя гипотеза, - что, когда Нил Армстронг сделал первый шаг по лунному грунту, мы потеряли все наши надежды. Потом наступили 70-е, существенно иные, с экологическим движением и проч».

Его эстетика очень проста – забыть о стиле, думать об удобстве. Он хочет привнести в «физический мир» то же наслаждение, которое человек получает в мире виртуальном. Вместо материальной роскоши Рашид предлагает роскошь свободы. Для этого нужно обязательно использовать новейшие технологии. Это одна из ключевых идей дизайнера. Каждая вещь или решение должны быть удобными, дешевыми и высокотехнологичными. Потому что это и есть искусство. Если мы перестанем держаться «архетипов» и «ностальгировать по прошлому», то мы можем сделать мир лучше. Недаром и его первая книга называется «I want to change the world» («Я хочу изменить мир»).

Напольная лампа

Среди клиентов Рашида - ведущие модельеры, парфюмеры, музыканты, политики. Но чтобы купить стул, чайник, вазу или настольную лампу от Рашида, совсем не обязательно быть миллионером. Учитывая, что перед нами дизайнер мировой величины, многие его вещи стоят не так уж дорого (стул за $49, настольная лампа за $75, кухонный стол с табуретками чуть больше $1000) и при ближайшем рассмотрении выглядят просто как IKEA для продвинутых.

Сегодня в Галерее Гари Татинцяна открывается единственная в своем роде выставка, придуманая дизайнером специально для Москвы. Экспозиция состоит из трех частей: многофункционального объекта STRATOSCAPE, уже выставлявшегося в нескольких городах, инсталяции и художественных принтов Карима. Все экспонаты существуют в единственном экземпляре, после закрытия выставки их сможет купить любой желающий. И в полном соответствии с надеждами дизайнера действительно немного изменить мир. Мир собственного дома по крайней мере.

В галерее Гари Татинцяна на Ильинке открылась выставка знаменитого дизайнера Карима Рашида. На ней - многофункциональные объекты STRATOSCAPE, а также устройства для сидения и лежания и большие компьютерные принты, сделанные художником по мотивам своих проектов.

Родившийся в Каире в 1960-м полуегиптянин-полуангличанин Карим Рашид входит в список самых модных и авторитетных дизайнеров современности. Спектр его деятельности велик. Он делает мебель, светильники, музыкальные инсталляции, одежду, оформляет интерьеры и занимается архитектурным проектированием. Но функциональный дизайн для Рашида - отнюдь не самое главное. Куда больше его интересует дизайн нашей среды обитания в широчайшем смысле, то есть занимается он дизайном вселенной, в которой нам не то посчастливилось, не то сильно не повезло жить. Здесь следует вспомнить, что английское слово design происходит от латинского designatio - "предначертание, предназначение". Таким образом, Карим Рашид - отнюдь не просто художник, он пророк.

Работы Рашида обычно имеют биоморфные очертания, глянцевую поверхность и окрашены в яркие цвета. Внешне они заставляют вспомнить эстетику 50-60-х годов прошлого века, когда верилось, что Марс вот-вот превратится в цветущий сад, будут изобретены лекарства от всех горестей и мир станет радостным и радужным. На самом деле творчество Рашида скорее является подтверждением горьких размышлений Жана Бодрийяра тридцатилетней давности, когда создатель теории симулякров пришел к свидетельству о том, что мир очень быстро становится похожим на гипермаркет, заставленный миллионами пузыристых пустых сущностей, обтянутых веселенькими глянцевыми упаковками.

Радостное чувство жизни у Карима Рашида - это на самом деле тотальная симуляция радостного чувства жизни, этакий вселенский "смайлик". Его утопизм - это тоскливая пустота киберпанковского будущего, только раскрашенная в спектральные цвета. Под глянцевой эпидермой создаваемых им ласковых форм - ледяной вакуум. Но надо отдать ему должное: в мастерстве симулирования счастья ему равных сейчас мало.

Дизайнер Карим Рашид: "Я стараюсь не жить с вещами, которые старше пяти лет"

Среди собственных произведений, представленных на выставке в Московской галерее Гари Татинцяна, американский дизайнер Карим Рашид выглядел еще одним экспонатом. По крайней мере его малиновый костюм отлично гармонировал с разноцветными скульптурными объектами, которые специальный корреспондент "Известий" Ирина Мак, зная о страсти Рашида к необычной мебели, ошибочно приняла за стулья.

известия: Неужели они не несут никакого утилитарного смысла?

Карим Рашид: Эти - нет. Эти объекты - их 50, я назвал их "оскос" - как бы части человеческого организма. Но в то же время они абсолютно асексуальны. И, кстати, материал, из которых они сделаны, неизвестен. Поэтому они такие необычные. Неизвестен в том смысле, что ты не можешь понять, что это такое. Вот вы смотрите на них, что вы думаете, что вам кажется?

известия: Я думаю, что это или металл, или пластик, или папье-маше.

Карим Рашид: Это комбинация всего, что вы перечислили. Эти объекты символизируют для меня искусственный мир или то, что я называю искусственной природой. И мне кажется, что искусственное в последнее время становится естественным - то есть нам не следует больше разделять искусственные материалы и природные. Как не следует и отделять технологическое от человеческого.

известия: Вы упомянули об объектах, напоминающих части человеческого организма. И я вспомнила ваши ковры с рисунком, напоминающим схематичное изображение процесса деления клетки. Вы это и имели в виду?

Карим Рашид: Вы так решили, правда? Нет. Но мне нравится ваше объяснение - можно сказать и так. В дизайне есть один очень важный момент: объект надо рассматривать достаточно абстрактно, чтобы у людей была свобода интерпретации. Видите, напротив нас на рисунке такие маленькие золотые штучки? Вот в этих золотых штучках и заключается красота абстракции.

известия: Вы постоянно занимаетесь поиском новых материалов. Но тем не менее - делаете ли вы что-то из дерева?

Карим Рашид: Когда я впервые в жизни занимался дизайном ресторана, я все сделал только из дерева. Но выглядит этот ресторан так, как будто он из XXII века.

известия: То есть дерево не похоже само на себя?

Карим Рашид: Почему - там все нормально, и дерево красиво. Я ничего против него не имею. Но мы должны избавиться от каких-то априорных мнений о материале. В пятидесятые годы французский философ Ролан Барт написал книгу, в которой говорил о том, что нам давно пора перестать считать дерево - теплым, лед - холодным. Что нам нужно избавиться от стереотипов.

известия: Окружаете ли вы себя в жизни хотя бы какими-то старыми вещами?

Карим Рашид: Самая старая вещь, которая есть в моей жизни, это стереосистема шведской фирмы Bang & Olufsen, купленная мной в 1976 году. Я стараюсь не жить с вещами, которые старше пяти лет. Видите ли, я - сторонник философии, которая называется "складывать, вычитая". Если я что-то приношу в дом, я должен от чего-то подобного избавиться. Так я живу последние восемь лет. Так что если я покупаю пару носков - я выбрасываю пару носков. И если я покупаю кресло - я выбрасываю кресло. У меня есть одна кредитная карточка. Я все делаю в цифровом формате. У меня нет дисков. У меня нет книг.

известия: Даже альбомов? Вы же художник.

Карим Рашид: И ни одного альбома. Когда-то у меня дома было 20 тысяч пластинок, потому что в семидесятые я был диджеем. Теперь вся моя музыка, как и все фильмы в моем доме, - в цифровом формате. У меня есть один винчестер на 300 гигабайт, и больше мне ничего не нужно.

известия: А если с ним что-то случится?

Карим Рашид: Ну, ничего. А если у вас разрушится дом и сгорят ваши книги? В жизни нет ничего постоянного, и мне наплевать на материальные вещи. Есть только две вещи, которые я ценю в жизни, - искусство и человек.

известия: Человеку свойственно хотеть излишеств. Те люди, которые становятся вашими заказчиками, если вы делаете для них дизайн ресторана, отеля или квартиры, идут ли они на все ваши условия? Или они с вами спорят? Я спрашиваю, потому что вспомнила историю о Джорджио Армани, которому вы предложили оформить бутик без единой вешалки - оставить только дефиле на экране, чтобы клиенты выбирали, глядя на манекенщиц, а потом домой им привозили вещи на примерку. И он отказался.

Карим Рашид: Так обычно и бывает: если в чем-то заказчик со мной принципиально не согласен, я просто прекращаю на него работать. Но вообще мы говорим, обсуждаем, идем оба на какие-то компромиссы.

известия: Глядя на вас, не скажешь, что вы готовы изменить свое мнение.

Карим Рашид: Почему? Я считаю, что, если ты хочешь работать дизайнером, ты должен уметь идти на компромисс.

известия: Вы исповедуете так называемый чувственный минимализм, который сами же и изобрели. Как бы вы сформулировали его принципы?

Карим Рашид: Чувственный минимализм - это не философия и не дидактика. Вообще минимализм - это стиль, создающий представление об идеальной форме. Например, об идеальном прямоугольнике или идеальном шаре. Идея чувственности имеет отношение в данном случае к редукции органической формы, естественной для человека и приятной ему. И такую форму может иметь любой предмет.

Я считаю, что как человеческие существа мы можем сопереживать любой вещи, если она имеет такую аморфную, мягкую форму. То есть в жизни надо стремиться к редукции. Иметь не слишком много, но то, что имеешь, должно быть физически и интеллектуально вам приятно.

известия: Правильно ли я понимаю, что материалы могут быть какими угодно - природными, искусственными, но форма должна быть естественной?

Карим Рашид: Да, и согласитесь, это же действительно хорошо. известия: Как вы думаете, почему минимализм - я имею в виду обычный, скудный и "бесчувственный" - постепенно выходит из моды?

Карим Рашид: Он выходит из моды? Я этого не заметил. В любом случае все, что я сейчас вижу, все то, что называется современным дизайном и более чем актуально, в той или иной степени можно отнести к минимализму. И его сегодня больше, чем чего-либо еще. Но с минимализмом предельным, доведенным до абсолюта действительно очень трудно жить.

известия: Может быть, поэтому люди все чаще оглядываются в прошлое и поэтому возвращается мода на старые стили, прежде всего на ар деко?

Карим Рашид: Разве? Я не хочу об этом даже думать - о том, что можно что-то взять из прошлого. Это было, возможно, но это ушло, и ушло навсегда. Зачем же возвращать -- сейчас другая жизнь. Вот у вас в руках цифровой диктофон. И наверняка у вас есть мобильный телефон. И у меня есть. И мы с вами ездим на современных автомобилях. Но почему тогда в жизни, дома нас должно окружать ар деко? Это неправильно.

известия: Но как же тогда нам относиться к старому искусству - выбросить на помойку?

Карим Рашид: Если это искусство, то и относиться к этому надо, как к искусству. Можно сходить в музей и посмотреть. Но мы говорим не об искусстве, а о жизни, о доме, об интерьерах. А я убежден, что в XXI веке нас должны окружать современные нам вещи и материалы.

известия: Когда-то вам в числе нескольких самых известных дизайнеров был заказан коктейльный бокал для джина Bombay Sapphire.

Карим Рашид: Кажется, это было семь лет назад. И теперь я периодически возглавляю жюри Bombay Sapphire Design Glass Competition - конкурса молодых дизайнеров в Милане.

известия: Я знаю, что в этом году этот конкурс выиграли два российских дизайнера. Как вы оцениваете их работу?

Карим Рашид: Боюсь, я ее не помню - в этом году я не сидел в жюри. Хотя некоторые работы я видел... Вы не напомните мне, какой формы этот бокал?

известия: Вполне классической.

Карим Рашид: Тогда - нет. Я ненавижу это слово - "классика". Я хочу, чтобы оно исчезло навсегда. Еще я хочу, чтобы исчезло слово "массовость". Потому что речь должна всегда идти о человеке, а не о массе.

известия: Что еще должно исчезнуть?

Карим Рашид: Границы. И я хочу, чтобы не было рас. Давайте я вам приведу пример, и вы поймете, что я имею в виду. Один человек очень хотел, чтобы я сделал ему в Москве квартиру - хороший, современный интерьер. Но когда он узнал мое имя, он сказал: "Нет, извините, мы не работаем с азиатами".

известия: Это было впервые в вашей жизни?

Карим Рашид: Да. Впервые это сказали при мне вслух. Но наверняка многие так думали. Знаете ли, я ведь правда наполовину египтянин. Хотя ни слова не говорю по-арабски. Но это и неважно - я воспитывался в Риме, Монреале, Лондоне, Торонто, Нью-Йорке. У нас очень неправильные, идиотские стереотипы, пора от них освободиться - везде, и в России тоже.

известия: Вы думаете, здесь люди уже к этому готовы?

Карим Рашид: Конечно. Русские - потрясающие люди, и я считаю, что нужно просто думать больше о глобальных вещах, а не о чем-то узком, местном... Нужно понимать, что мы все - часть мира. Что мы - великие. И делать только то, что нам нравится.

известия: Вам, среди прочего, нравится делать еще и флаконы для духов. Я думаю, что знаменитый флакон-конус для L'eau d'Issey, придуманный вами, - может быть, самый выдающийся флакон для духов, созданный в последние четверть века. Какие духи будут следующими?

Карим Рашид: Их будет много. Я работаю сейчас для Davidoff, Carolina Herrera, Axe... Мне стыдно, но я не могу сейчас вспомнить всех.

известия: Если вы не можете вспомнить - как же вы успеваете все делать?

Карим Рашид: Я просто очень много работаю. И очень люблю это делать. Но один новый флакон я вам сейчас покажу: я только что его сделал, это новый Kenzo - Karyoko. Подержите его в руках - приятно?

известия: Не то слово: он напоминает по форме мыло. Я только не могу понять, из чего он сделан.

Карим Рашид: А вот этого я вам не скажу.

Источник: http://www.i2r.ru/

 

Организаторы:

Информационные партнеры:

Обратная связь © 2010 - РА "Позитив". При использовании материалов ссылка на www.novreal.ru обязательна.